Меню

0

Бессмертная душа

Время для Ольги перестало существовать. 180 дней она провела в аду. Но, самое страшное должно было начаться через три дня. Ее выпустят…Женщина подумывала даже о том, чтобы продлить срок– возможностей было предостаточно.Правда, ее соседка по камере Тома уговаривала не дурить. О том, как жить дальше Оле думать не хотелось. Позади осталось счастливое прошлое, а в будущем ничего кроме боли и безнадежности не могло появиться. Однако Тамара действовала на свою новую подругу, каким-то удивительным образом, меняя ее мироощущение и расстановку жизненных приоритетов. Если Оля вошла в эту камеру затравленным зверем, то выйти ей предстояло существом, до самых краев души наполненным безразличием. Ей было уже все равно, жить или умирать. Все эмоции были выжжены.

Еще год тому назад все было прекрасно. Ольга и Стас казались очень красивой парой. Молодые, здоровые, целеустремленные… Вся жизнь, с ее безграничными возможностями, была у них в руках. Ребята недавно окончили университет, но родительские накопления позволяли открыть небольшой бизнес. Так возник магазин эксклюзивных сувениров. Поначалу дело шло ни шатко, ни валко, но вскоре появились первые покупатели, и супруги с удивлением заметили, что большей популярностью пользуются религиозные предметы. Стоило выставить на полки маски, привезенные друзьями из Индии, или четки из натурального камня, как товар мгновенно улетал за баснословные суммы. Очень быстро появились постоянные клиенты и регулярные заказы. Молодые решили совместить приятное с полезным и слетать на две недели в Гоа – отдохнуть и присмотреться к ассортименту продукции, которую можно было бы перепродавать у себя на родине. Именно здесь, на берегу Аравийского моря, семейная жизнь дала трещину. Оля с азартом и интересом окуналась в традиции и религию этой удивительной страны, а Стасу местный колорит был абсолютно чужд. Женщина негодовала:

— Ты должен знать как можно больше о культуре страны, если хочешь профессионально давать консультации и советы покупателям! Милый, пойми, нам крайне важно разбираться во всех тонкостях религии, если хотим продавать такой специфический товар!

Стас злился и упорно не желал знакомиться с буддизмом:

— Как я в их храм войду, если на мне крест православный?

Оля только смеялась:

— Что за глупости?! Ты же никогда верующим не был! Даже венчаться не захотел, а это, между прочим, очень красивый ритуал…

Как бы там ни было, но Ольга всерьез увлеклась Индией, а Стас считал дни до отлета домой. После возвращения в Россию молодые стали часто ругаться. Оля стала проводить все свободное время в буддистском храме, знакомясь с новыми людьми и раздавая визитки своего магазина, а ее муж неожиданно отправился в православную церковь. Молодая супруга не сразу заметила, что любимый стал на удивление тих и задумчив, пока однажды он решительно не заявил:

— Хватит нам уже в эти игры языческие играть. Будем продавать, как и раньше, дешевые магниты на холодильник и кружки с забавными надписями, а всю эту бесовскую атрибутику выбросим!

Оля только смеялась над «праведностью» мужа, но Стас был серьезен как никогда. Совсем скоро супруги поняли, что их отношения зашли в тупик. Оля сделала последнюю попытку удержать супруга:

— Ты хоть понимаешь, что поставил веру выше нашей семьи?! Выбирай: или я, или твой Бог! Имей в виду, мне надоели твои походы в церковь! Ты выглядишь, как умалишенный, стоя посреди старух со свечами! Православие – пережиток прошлого! Вера для умственно деградирующих людей. Посмотри лучше на буддистов – вот где по-настоящему просветленный разум.

Стас еще какое-то время пытался образумить жену, но Оля была непреклонна и подала на развод. Ей хотелось праздника, веселья, накала страстей… Последующие несколько месяцев прошли, словно в тумане. Вереница новых встреч, легкие наркотики, знакомство с известными гуру… Женщине казалось, что без Стаса ей стало легче, и она сбросила некий балласт, мешающий ее духовному совершенству. Но, вскоре звонок подруги и сообщение о том, что у бывшего мужа появилась невеста, выбил Ольгу из привычной колеи. Нет, чувств уже никаких не было, а вот досада появилась. Как он так быстро сумел ее забыть?! И на кого променял? По словам всезнающей подружки, новая пассия Стаса была самой настоящей замухрышкой, к тому же пела в церковном хоре! Ну, просто, курам на смех! Ее Стас, привыкший к самым дорогим ресторанам и модным бутикам, вдруг, заинтересовался какой-то серой мышкой в длинной юбке «прощай молодость». Вскоре досада сменилась любопытством, и Оля решила воочию увидеть эту парочку святош. Благо подруга как раз жила в том доме, где поселились молодые, поэтому выследить их не составляло никакого труда. Уже через день женщина, вдыхая сладковатый дым кальяна, подводила итоги своей слежки. Итак, Стас, действительно, влюблен. Новая избранница не так старомодна, как расписывала Ольгина подруга, но, на самом деле, одета весьма скромно. Расспрос бабушек, сидящих у подъезда, принес неожиданные результаты. Оказывается, молодые собирались в скором времени пожениться и более того – обвенчаться! Откуда это известно? Так, понятно, откуда! Клавдия Ивановна рассказала, а ей сама мама невесты по секрету призналась!

Вот так. Она, Ольга, не удостоилась такой чести, а с этой, он, видишь ли, венчаться собрался! Злость нарастала с невероятной силой, расслабиться не помогали даже медитации. И вот в один, не самый прекрасный день, Оля совершила страшный поступок. Пребывая после медитации в каком-то странном состоянии и  потеряв контроль над рассудком, она завела машину и поехала, куда глаза глядят. Хотелось ощущения полета. Женщина жала на газ и не замечала ничего вокруг…

На пешеходном переходе она сбила девушку. Пострадавшую увезли в больницу. Поездка закончилась трагически: у девушки случился разрыв селезенки, а Ольгу приговорили к сроку в полгода. Она даже не испугалась. Ей было…  все равно. Думать она могла только о своей судьбе. Пугало женщину то, что она не представляла, как жить дальше. На свое увлечение буддизмом она уже смотрела трезвым взглядом. Все это оказалось, на поверку, такой чушью… Она просто пополнила собой ряды людей, которые поверили в какие-то глупые сказки и потеряли ощущение реальности. А реальность такова, что она совершенно одна. Родители не в счет – с ними у Ольги никогда не складывались теплые отношения. Уныние и нежелание жить преследовали женщину каждую секунду.

А потом она познакомилась с Томой. Вот уж из кого энергия била ключом! Посадили ее за воровство, но тюремный срок никоим образом не повлиял на планы этой молодой и красивой женщины. Сидя за решеткой, она продумывала, какую следующую махинацию попытается воплотить в жизнь:

— Я уже давно к монашкам присматриваюсь! Религия – самый выгодный способ заработка.

Услышав про религию, Ольгу стало мутить но, не заметив реакции подруги, Тамара продолжила:

— Представляешь, я даже побывала в нескольких монастырях. У них это называется паломничеством. Приезжаешь и бесплатно батрачишь за койку и еду. Странные эти православные, честное слово! Их монашки как рабочую силу используют, а паломницы ходят и так блаженненько улыбаются, что противно становится! Так вот. Я все разузнала. Запомнила, как одеты эти молитвеницы, какие слова используют в разговоре, как ведут себя. В общем, выйду и стану «монахиней»! Вариантов собрать неплохие деньги огромное количество! Можно притвориться, что ищешь жертвователей для строительства храма. А, если все точно продумать, то реально провернуть вариант с Иерусалимом – верующие называют его Святой Землей. Буду говорить, что скоро полечу туда, а люди станут просить передать записки с именами тех, о ком помолиться надо. При этом православные наверняка будут жертвовать огромные деньги.

Тамара мечтательно потянулась на койке, а Ольга затаила дыхание. Православие вызывало у нее только негативные эмоции. Это верующие унизили ее, выставив полным посмешищем! Нашли ей замену! Лишили уверенности в своем превосходстве. Как было бы здорово надругаться над ними!

— Том, а меня возьмешь в дело?

Подруга присвистнула:

— Тебе зачем? У тебя же папка с мамкой. Они работу хорошую вмиг для тебя найдут. Да, и магазин у тебя свой…

— Магазин прогорел, его закрыли. А, с православными у меня свои счеты. Так что считай – это личное.

И вот прошли последние мучительные три дня. Свобода! Особого счастья Оля не ощутила, хотя, разумеется, была рада освобождению. На улице ее встречали родители. Они смотрели на дочь глазами полными слез, и силились хоть чем-то помочь:

— Доченька, Стас оставил квартиру тебе, поэтому ты прямо сейчас можешь туда поехать. А, хочешь – оставайся у нас!

Ольга с минуту думала, а потом решила:

— Наверное, квартиру я со временем продам, не хочу там жить. А пока сдам ее, и на эти деньги сниму жилье в другом конце города, где ничто не будет мне напоминать о прошлой жизни.

Мама тревожно посмотрела на нее и робко спросила:

— Солнышко, а как с твоим увлечением всеми этими индийскими штучками? Ты по-прежнему будешь… — пожилая женщина никак не могла найти нужных слов, но Оля ей помогла.

— Нет, мама. Больше никаких гуру, медитаций и толп гостей с расширенным сознанием. Теперь я не пойду на поводу у этого обмана под названием «религия»!

Папа откашлялся:

— Дочка, но в христианстве, например, нет этой языческой неразберихи. Там все очень просто и правильно. Знаешь, пока ты была в тюрьме мы с матерью не находили себе места. Однажды зашли в православный храм, помолились, как умели. Представляешь, нам на самом деле стало легче! Потом с батюшкой поговорили о твоей ситуации…

Оля вскочила, и лицо ее перекосилось от злобы:

— И, что?! Мне это как-то помогло? Или, может быть, от ваших молитв мне в тюрьме подали на обед лобстера вместо баланды? Папа, я была знакома с самыми известными гуру, общалась с «просветленными», овладела определенными техниками медитации. И что? Это не сделало меня счастливой! Мне как было не интересно жить, так и сейчас все равно – проснусь я завтра или нет. А, ты придумал…Православие! Поставил свечу и нет проблем. Как же! Почему тогда этот ваш Бог не вытащил меня из камеры, раз вы так усердно молились обо мне?

Папа молчал, а мама печально произнесла:

— Оленька, не Бог тебя определил туда. Сама же во всем виновата, и ты это знаешь… Просто, мы в свое время не дали тебе никакого духовного воспитания. Ты у нас не знала что такое вера. Ты нас прости, дочка! Мы не сумели тебя оградить от поисков Истины на стороне.

Ольге стало жаль родителей. Они так сильно постарели за последнее время… Что ж, она не хотела их расстраивать и торжественно обещала не вешать ярлыки на христианство только по той причине, что разочаровалась в буддизме. Но, это было только на словах. А, в душе женщина четко знала, что будет делать, и утром следующего дня позвонила в дверь подруге, которая освободилась всего на пару недель раньше Оли.

Тамара впустила гостью, потирая кулаком глаза:

— Вот так сюрприз. Ну, заходи, раз пришла.

Подруги обсудили все детали предстоящей работы. Тома рассказала, что знала сама об образе монахини, но настояла, чтобы Оля съездила в ближайший монастырь и посмотрела своими глазами на этот «контингент». Оле не терпелось поскорее приступить к делу, и тем же вечером она отправилась в «паломничество». По дороге, сидя в пригородном автобусе, ей представлялись потрясающие картины: вот она проберется в самое нутро этой жизни верующих, и посмеется над ними от души. Все обман и фальшь, и она это докажет! Кому? Женщине не хотелось думать над ответом на этот вопрос.

Возле входа в монастырь Оля остановилась и посмотрела, как туда заходят другие. Оказывается, все проще простого: трижды перекрестись и вперед! Внутри тоже никаких сложностей не возникло. Обратившись к первой же монахине, попавшей на глаза, Оля узнала, что пожить и потрудиться в обители можно в любое время. Потом монахиня позвала благочинную — так женщина познакомилась с матушкой Сусанной, которая радушно предложила остаться на ночь. Оля отказалась. Ей хотелось поскорее уйти из этого места. Она ощущала невероятный дискомфорт и … страх. Впрочем, его она списала на расшатавшуюся нервную систему.

Убедив Тому, что абсолютно готова и никаких ошибок не допустит, Оля одела, пошитое знакомой Томы, черное облачение и вышла на улицу. Ее целью было просидеть несколько часов на вокзале и познакомиться с максимальным количеством людей. Следовало рассказывать им вскользь, что скоро она отправится на Святую Землю и невзначай предлагать передать записки всех желающих. Тамара четко проинструктировала подругу с кем лучше всего заводить беседу и кого проще обмануть.

Как только Оля вошла в здание вокзала, вся эта затея перестала казаться приключением. Она решила немедленно найти туалет, переодеться и отвезти «реквизит» Тамаре. Пусть, она так и не нашла своего Бога, но обманывать людей, которые также, как и она ищут истину – не правильно. Не честно.

Вот и табличка с указателем дамской комнаты. До нее буквально несколько метров, и вдруг…

— Матушка, простите!

Перед Ольгой молодая девушка, ничем не выделяющаяся из толпы.

— Скажите, из какого вы монастыря?

Оля от растерянности назвала обитель, где побывала вчера, а не ту, которая была предусмотрена их с Тамарой «легендой». Незнакомка засуетилась, стала искать в сумочке ручку и торопливо объяснять:

— Я у вас не была, но обязательно когда-нибудь приеду, если Бог даст. Вы простите, что задерживаю! Просто записочку передать хочу. Помолитесь, матушка, о нашем сыночке. У него врачи нашли онкологию, предстоит тяжелое лечение…

Тут голос молодой мамы дрогнул, но уже через секунду она взяла себя в руки:

— Антошка его зовут! Папа у нас Симеон, а меня крестили Руфиной. Помолитесь о нас…

Оля онемела. Не могла выдавить из себя ни слова. Тем временем Руфина открыла кошелек и достала стодолларовую купюру. «Монахиня» как могла отказывалась от денег, но благотворительница настаивала:

— Да, это же не за молитву! Это просто пожертвование на нужды храма, и вы не можете не взять!

Оля растерянно положила деньги и бумажку с именами в маленькую дорожную сумочку, а ее новая знакомая поспешила дальше по своим делам. Но, вдруг обернулась и, спохватившись, крикнула:

— Матушка, а вас как зовут?

Оля назвала свое настоящее имя, и до ее слуха донеслось:

— И я за вас буду молиться, матушка Ольга!

Ни в какой туалет она не пошла. Ноги почти не держали, в голове шумело. Руки тряслись, и она то и дело обливалась потом. «Наверное, я умираю» — думала Оля и заставляла себя идти в сторону Томиного дома. На дорогу ушло больше часа, так как женщина не могла себя заставить сесть в автобус. Ей казалось, что пассажиры сразу же увидят, кто она и что сделала. Нет греха страшнее, чем тот, что она совершила! Воровка. Она украла самое ценное, что было у этой молодой девушки – надежду на молитву. И, пусть она, Ольга, знала, что все это – сказочки для простаков, но… Вдруг, есть хотя бы один шанс из ста, что Бог есть и православные не ошиблись в выборе веры?!Что тогда? Тогда получается, что эта молитва могла как-то помочь больному ребенку, а она побоялась признаться, что никакая она не монахиня и по-настоящему молиться не может! А, эти деньги… Господи, да эта серо-зеленая бумажка никогда уже не позволит ей спокойно уснуть!

Тамаре она ничего не объясняла. Отдала облачение и сухо сказала: «Ничего не вышло, не для меня это занятие». Подруга презрительно хмыкнула и закрыла за гостьей дверь. Куда идти Оля не знала, и отправилась к родителям. Мама постелила ей в гостиной, но уснуть никак не получалось. Мысли крутились только вокруг этой наивной Руфины и ее больного сыночка. Как же все это мелко: развод с нелюбимым мужчиной, неоправданные надежды, возлагаемые на миллионы божков, чьи имена невозможно даже запомнить. Все это — такая ерунда по сравнению с реальной бедой молодой семьи Руфины!

Оля тихонько встала с кровати и подошла к полке у окна – там родители в ее отсутствие соорудили небольшой иконостас. Женщина сняла все книги, которые там были и сквозь зубы процедила:

— Ладно. Хорошо… Если Ты есть, то помоги Антошке. Пусть он выздоровеет. Мне больше ничего не нужно. Я буду молиться только ради этой доверчивой девочки. Если есть шанс, что Ты меня слышишь и можешь помочь малышу, то я сделаю это. Ведь, Руфина надеется на мою молитву…

Ночь пролетела как мгновение. Сначала Оля прочитала все молитвы в молитвослове из раздела «О болящих». Потом, не найдя ничего более подходящего, взяла Евангелие. Решила, что читать надо все подряд – раз эти книги лежат на полке, значит, они нужны для правильной молитвы. Удивительно, но Олины знания о Православии были весьма примитивны. Она помнила лишь то, что ей рассказала Тамара, ну и какие-то обрывки информации из телевидения и газет. Есть, мол, Бог. Зовут Его Христос. Чтобы хорошо жить надо круглосуточно молиться, регулярно отказывать себе во вкусной пище, соблюдая пост, носить жуткие старомодные юбки и замусоленные платки. Да, еще с приторной улыбочкой на лице класть поклоны, а потом шикать на несчастных девчонок, посмевших войти в храм в джинсах. Но, здесь, в Евангелие все было иначе. Во всех строках чувствовалась настоящая жизнь. Более того, Оля неожиданно для себя узнала, что по учению христиан человек бессмертен. Но бессмертие здесь понимается совершенно иначе, чем, допустим, в буддизме.

Оля открыла глаза. Пахло кофе и блинами. Мама уже приготовила завтрак. Женщина подобрала книги, разложенные на кровати, и аккуратно поставила их на место. Она очень спешила. И, пожалуй, впервые в своей жизни ей было плевать на собственное «я». Она торопилась ради других.

Матушка Сусанна, как ни странно, узнала гостью. Оля очень волновалась и не знала с чего начать. Потом все-таки решилась:

— Вы знаете, я сегодня ночью читала Евангелие и узнала, что я бессмертная!

Монахиня кивнула и с такой любовью посмотрела на Ольгу, что та не выдержав, выплеснула ненависть к себе самой вместе с потоком слез:

— Вы улыбаетесь мне и разрешаете остаться, но вы даже не представляете, что я совершила! Я подсматривала за вами, как сатана, и желала надругаться над Православием и монашеством в частности!

С каждым словом на сердце становилось светлее, а взгляд матушки из удивленного превратился в сострадательный. Она обняла за плечи всхлипывающую паломницу и увела ее в пустующую келью:

— Потерпи, потерпи моя хорошая. Скоро служба будет, и ты сможешь исповедаться. Бог простит тебя, если ты каешься в соделанном.

— Матушка, я каюсь. Но, я не уверена, что смогу быть христианкой. Мне бы только помолиться о том ребенке, как следует и больше ничего не нужно!

Потом Оля спохватилась и достала деньги, переданные Руфиной. Еще долго она держалась за руку матушки Сусанны и повторяла одно и тоже: «Мне бы только помолиться… больше ничего».

Потом была исповедь и благословение батюшки остаться в обители «помолиться». Оле почему-то казалось, что, как следует, она сможет это делать только здесь, где ничто не отвлекает от такого важного дела.

Шли дни. Женщина прочла весь Новый Завет, но вопросов становилось все больше. Священники монастыря старались отвечать, насколько им это было под силу. Советовали читать святоотеческую литературу. Так она и жила: молилась, читала, думала и снова молилась, изредка прерываясь на трапезу и сон. Потом стала захаживать на службы в храм. Причастилась. Попросила послушание и молилась теперь, выполняя посильную работу. Дни складывались в недели, а недели в месяцы…

В один солнечный и светлый день во двор монастыря вошла молодая семейная пара. Мужчина держал за ручку малыша, а женщина всматривалась в лица прихожан и монашествующих. Потом она подошла к одной из них и спросила:

— Простите, а монахиня Ольга здесь?

Матушка улыбнулась:

— Здесь. Только ее еще не постригли, она пока только послушница. Позвать ее?

Девушка обрадовалась:

— Позовите! Передайте, что к ней Руфина приехала с семьей. И обязательно скажите, что Антошка, ее молитвами, здоров! Слава Богу за все!

Наталия Климова

Если вам интересно, перейдите по ссылкам:

Читать православные притчи 

Читать православные рассказы 

Читать православные сказки для детей 

Перепечатка материала возможна только с указанием автора работы и активной ссылки на сайт http://elefteria.ru/

Мы также подготовили для вас:
Урок любви Старенькую иномарку подбросила на очередном ухабе, но Игорь только улыбнулся, пробормотав в очередной раз: - Вот же искушение… Потом он повернул...
Хороший человек Елена так сильно сжала кулаки, что перестала чувствовать пальцы. Она понимала - еще одно слово, и с работой можно будет попрощаться. - Елена Эдуард...
Хлеб жизни Арина, закутавшись в яркий плед, неторопливо шла к беседке.Хорошо все-таки на даче! Особенно в те весенние дни, когда горожане, сердясь на моросящий д...
Богу слава! Она очень любила, когда ее звали Верочкой. Ну, или Верой Павловной, на худой конец. А, вот фамилию свою она презирала. Богуславская. Вроде бы, звучит ...
Розы для моего врага Оля была абсолютно уверена, что святые живут среди нас. Просто мы не всегда замечаем их молчаливого подвига. Взять, к примеру, ее маму. Елена Николаев...
Подвиг любви Иго Мое благо, и бремя Мое легко (Мф. 11: 30) Лето в этом году стояло жаркое. Алла полностью открыла окно в стареньких жигулях, но это не принесло ...
Однажды счастье постучится в дверь! Так хочется, чтобы каждый человек, приходящий в церковь, попадал в любящую общину! И это,разумеется, невозможно без «соответствующего духовного состоя...
Непостижимая любовь Творца Однажды она перестала быть счастливой. Оказывается, так тоже бывает: еще вчера ты звонко смеялась и радовалась жизни, а сегодня в твою душу вонзили ос...

Увы, комментариев пока нет. Станьте первым!

Есть, что сказать? - Поделитесь своим опытом

Данные не разглашаются. Вы можете оставить анонимный комментарий, не указывая имени и адреса эл. почты