Меню

0

Подвиг любви

Иго Мое благо, и бремя Мое легко (Мф. 11: 30)

Лето в этом году стояло жаркое. Алла полностью открыла окно в стареньких жигулях, но это не принесло ожидаемого облегчения.

— Смотри, чтобы не продуло! – встревоженно сказал Сашка.

Она только улыбнулась. Повезло же сестре с мужем… Заботливый, внимательный, и самое главное – верующий человек. Настоящий христианин! Впрочем, Юлька заслужила такой дар свыше – она и сама была исключительной женщиной. Алла грустно думала о том, что в семье лишь она была «гадким утенком», никак не превращающимся в лебедя. В духовном смысле, разумеется. Их с Юлькой родители – Петр Андреевич и Людмила Анатольевна подняли на ноги четверых детей, привив им искреннюю любовь к Богу и ближним. Семью Рощевых в свое время не сбила с истинного пути антирелигиозная пропаганда, не подорвала их дух и перестройка. Из поколения в поколение родители влагали в души своих чад христианские ценности. Так Юлька, повзрослев, встретила Сашку. Теперь у них уже своя семья, воспитывающая троих деток, взятых из детского дома. Олег и Ваня – братья Аллы, тоже «принесли плоды». Олег вот уже десять лет был в сане священника, а его матушка Алевтина подарила ему двоих замечательных мальчишек. Ваня еще пока учился в духовной семинарии. И только Алла ничем таким особо духовным не отличилась. Жила с родителями, работала обычным продавцом в магазине. Не встретив своего единственного, о замужестве она уже и не мечтала. Родители, конечно, пытались ее подбодрить, мол, тридцать пять – это прекрасный возраст. Но, она-то все понимала…

— Алька, о чем опять задумалась?- раздался у самого уха голос сестры.

— Да так, думаю о никчемности своей жизни, — она постаралась улыбнуться.

Сашка громко фыркнул:

— Так все в твоих руках.

Наверное, он был прав. Наверное, дело было именно в ней. Но, сколько она не придумывала себе различных подвигов, ничем хорошим дело не заканчивалось. Не получалось у нее доводить до ума свои благие начинания. Все ей казалось мелким… Вот сестра с мужем – да, они герои. И папа с мамой герои. И братья. И даже регентша из их храма – Василиса Михайловна. Она так вообще ухаживает за парализованным сыном-шахтером. Чего ей это стоит – один Бог знает. И ничего… Не ропщет. Как-то она была в гостях у этой сильной женщины и поразилась ее самоотречению.  Причем, Николая – сына Василисы Михайловны, трудно было назвать человеком простым. Но верная мать, казалось, не замечала каких-то его капризов, а упорно шла к одной известной ей цели.

— Ребята, как думаете, что будет с Николаем? – спросила вдруг Алла, — Ведь, Василисе Михайловне уже шестьдесят… И здоровье у нее слабое. Они же с сыном совсем одни на всем белом свете.

— Не твоего ума дело, что будет, — буркнул Сашка, — ты лучше о себе думай.

— А мне кажется, — прошептала Юлька, — Она ему хорошую жену вымолит у Бога.

Это было, пожалуй, из разряда фантастики. Но, вслух Алла ничего не сказала.

— Скоро уже приедем, — вытер пот с лица Сашка.

Они торопились в лагерь, в который «сдали» двух сыновей Олега и трех дочек Сашки с Юлькой.

—  Может, поднажмешь? – умоляюще попросила Алла, которой дорога казалась нескончаемой.

Но Сашка ответить не успел. А, может быть, он и сказал что-то, но она его уже не слышала. Алла в ужасе смотрела, как навстречу им несется огромная фура. Все случилось за считанные секунды. Не было никаких «целых жизней, пронесшихся перед глазами». Просто она поняла, что это конец. Почему-то подумалось, что дети останутся сегодня без клубники на ужин. И еще… Еще какая-то смутная мысль царапнула ее сознание. Машину подбросило. Она зажмурилось. И вдруг ей так захотелось жить! Тут же мелькнула мысль: «А зачем? От тебя все равно никому пользы нет». Перед глазами возник образ Николая. Того самого, о котором она совсем недавно думала.

— Спаси меня и я выйду за него замуж!

Она так и не поняла, сказала ли это вслух, или про себя. Важно, что Бог ее услышал.

— Алька, жива?! Отвечай! Жива?!

Юлька тормошила ее изо всех сил, а Сашка пытался успокоить жену:

— Жива она, жива. Моргает, не видишь что ли? Да перестань ее дергать, может, у нее переломы.

Переломов не было. У Юльки врачи обнаружили сотрясение мозга и множественные ушибы. У Сашки вывих плеча. А у нее – ни царапинки!

— В рубашке родилась! – улыбался старенький врач из больницы.

Алла, закусив губу, плакала. Что ей теперь делать?! Уж лучше бы на умерла, чем такие вещи Богу обещать!

— Не плачь, — гладила ее по руке Юлька, — все живы, слава Богу! Водитель фуры отделался легким испугом. Он, оказывается, заснул и выехал на встречную полосу… Хорошо, что у нас Сашка – водитель опытный. Выкрутился как-то… Люди, что мимо ехали, говорят, мы дважды перевернулись, когда в кювет падали…

Алла молчала. Все это было настоящим чудом, но ей-то теперь как быть? Только через три дня она решилась поговорить с сестрой. Попросила ее приехать и, плотно закрыв дверь в свою комнату, прошептала:

— Юль, я должна была умереть.

И не дав ей возразить, Алла быстро стала все объяснять. И про «гадкого утенка», и про мелочность «подвигов», которые она совершала… И, наконец, про обет, который вырвался из ее души. Юлька молчала.

— Что скажешь? – затаив дыхание, спросила Алла.

Сестра пожала плечами:

— Про так называемые подвиги я ничего не поняла, а вообще… Бог в помощь.

Алла ожидала другой реакции. Она очень хотела, чтобы Юлька ее утешила и сказала, например, что все это глупости. Реакция организма на стрессовую ситуацию и все такое… Но, она молчала.

— Ну, то есть, я могу пойти на исповедь, и священник снимет с меня этот обет, да?–робко задала, волновавший ее все эти дни, вопрос Алла.

Юлька нахмурилась. Голос ее вдруг стал каким-то чужим:

— Разумеется. Сходишь, объяснишь батюшке, что передумала крест в руки брать. Он снимет с тебя это бремя. Только, как ты с совестью договоришься? Или с ней проблем не будет?

— Что ты несешь?! – возмутилась Алла, — Разве можно вообще всерьез рассматривать такое обещание?

— А почему нет? – с легкой усмешкой спросила Юлька.

— Во-первых, я его не люблю, — нащупав почву под ногами, начала перечислять Алла, — во-вторых, сам Николай, разумеется, не согласиться жениться на незнакомой ему женщине.

— Все?- снова улыбнулась Юлька, заметив, что аргументы у сестры закончились, — Тогда послушай, что я тебе скажу. Любовь не берется, откуда не возьмись. Она – дар Божий, который нужно вымаливать, а потом взращивать изо дня в день. Ты не путай, Алька, влюбленность с глубоким чувством… Вот как ты думаешь, мы своих дочек вот так прямо взяли и сразу полюбили? Ага, конечно… Как бы не так! Если хочешь знать, я до сих пор каждую ночь плачу перед Богом и прошу умягчить мое жестокое сердце. Только с Любашей нам легко было — мы ее совсем крохой взяли. А, когда Маню из детского дома привезли, она на следующий день драться со мной стала. За что? Почему? Нас психологи, конечно, ко всему готовили. Да и книжек мы с Сашкой горы, наверное, прочли. Но, все это теория. На практике мне хотелось отстегать ее ремнем как следует и дело с концом! С Полиной уже проще было. Я научилась держать себя в руках, когда она в общественных местах падала на землю и начинала истерику, если ей что-то не покупали. Люди мне в глаза говорили, что я плохая мать. Да, я плохая мать! Но и дети у меня особенные! Они еще не умеют адекватно проявлять свои чувства. Они жили в аду, и теперь им нужно привыкнуть к тому, что все изменилось… Юлька вскинула голову:

— Думаешь, я их любила в те моменты, когда они всю душу из меня доставали? Не знаю! Ясно тебе? Не задумывалась я об этом! Только молила Бога, чтобы дал мне эту любовь и помог их согреть своим теплом.

Алла знала, что сестре пришлось нелегко с детьми, но она даже и представить себе не могла, через что им с мужем пришлось пройти на самом деле…

— Ладно, болтаю я много, — примирительно сказала Юлька, — Ты сама реши, желаешь ли осуществить то, что пообещала Богу. И будь уверена: если решишься, Он обязательно даст тебе сил. В конце концов, не просто же так ты именно это пообещала… Возможно, твоя душа увидела в Николае что-то прекрасное, а ты просто не желаешь ее слушать?

Юлька ушла, оставив ее один на один со своими мыслями. С родителями об этом говорить было страшно. Алла даже не представляла, какой могла быть их реакция. Может быть, поговорить с братьями? С Олегом. Ваня совсем еще юный. И она набрала знакомый номер:

— Олежек, мне нужен твой совет. Только ты должен мне его дать одновременно и как брат, и как священник!

— Постараюсь, — рассмеялся тот.

— Я дала Богу обет во время той аварии. Пообещала, что выйду замуж за одного человека… У нас в храме регентша есть. А у нее сын. Так вот он парализованный. Я почему-то о нем тогда подумала…

— Дура, — коротко ответил Олег.

— В смысле, можно исповедоваться в глупости и неразумности, да? И как бы обет аннулируется?–с надеждой спросила Алла.

— Как бы Бог не занимается юридическими вещами и ничего не аннулирует, — передразнил ее брат, — Если не можешь выполнить, то да – покайся…

— Ты мне толком скажи, — заплакала Алла, — что мне делать?!

— Это тебе решать, — отрезал Олег.

А потом добавил:

— Интересные вы существа, женщины… Вам иногда кажется, что вы прямо-таки осчастливите кого-то своей благосклонность. Все принцев для себя любимых выискиваете. А сами-то в принцессы годитесь?

— Ладно, сама разберусь, — буркнула Алла и положила трубку.

Всю следующую ночь она пыталась честно ответить себе на вопрос, нравится ли ей Николай. Что она вообще о нем знала? Так, самую малость… Один раз беседовала с ним, когда приходила в гости к Василисе Михайловне. Несколько раз она была на собраниях молодежи, куда в инвалидном кресле привозили Николая. Он рассказывал ребятам о трудностях, которые могут выпасть на долю человека, и учил их не впадать в уныние. Что она разглядела в нем? Пожалуй, огромную силу воли и… вспыльчивый характер. Больше ничего. Он ей не был неприятен, но и о симпатии говорить было бы просто глупо.

Наконец, ближе к утру, Алла решилась:

— Хорошо, Господи, я это сделаю. Может быть, Юлька права. Может быть, ты зажжешь в моем сердце любовь…

Утром она поехала в храм. Алла специально выбрала не тот, куда они ходили с родителями и семьей сестры. Храм, где служит Олег, она тоже проигнорировала. Подъехав к окраине города, она вошла на территорию монастыря. Здесь ее никто не знает. Дождавшись конца службы, она подошла к священнику и рассказала обо всем, что с ней произошло:

— Я решила выполнить свой обет, — закончила длинный и путаный рассказ Алла.

И стоило ей произнести это вслух, как страх, державший ее душу в цепких лапах, отступил. Ей даже на мгновение показалось, что все будет хорошо. Батюшка тем временем откашлялся и сказал:

— Подумай. Взвесь все… Назад пути не будет. Брак – это билет в один конец. Билет в Вечность.

Но Аллу объяла такая легкость, что теперь она уже не нуждалась ни в чьих советах. Наконец-то и ее жизнь будет значить хоть что-то! Наконец-то и она превратиться в прекрасного лебедя! Да, ее душа отчаянно жаждала этого подвига!

— Отче, я уже все обдумала. Вы только посоветуйте, как правильно действовать в моем случае. Нужно ли рассказывать Николаю об обете?

— Это еще зачем?- нахмурился батюшка, — чтобы он увидел, какая ты героиня – решила жизнь свою с инвалидом прожить, чтобы после смерти перед Богом не стыдно было?

— Нет, конечно, — смутилась Алла, — хорошо, я все поняла. Благословите.

И она поспешила к Василисе Михайловне. Забежала в магазин, купила торт и уже через час звонила в дверь регентши.

— Аллочка?- удивилась хозяйка, — Проходи, проходи!

Из комнаты Николая раздался встревоженный голос:

— Мама, кто там?

Василиса Михайловна прошептала:

— Я ему сейчас помогу в кресло пересесть. Ты не против, если он с нами чай попьет? У нас гости – редкость…

Алле именно это и нужно было. Наконец, когда они втроем разместились на крохотной кухоньке, потек неспешный разговор. Было видно, что хозяйка пытается понять, зачем пришла гостья. Николая же наоборот, казалось, не волновало ее неожиданное появление. Он просто наслаждался общением.

— Слушай, а ты в нашу молодежную группу при храме часто приезжаешь? – спросила у него Алла, внимательно изучая «суженного».

— Да нет, — с легкой грустью ответил Николай, — у мамы не всегда есть возможность помочь мне добраться. А наши прихожане, у которых есть машины, редко бывают свободны.

Алла покраснела. Вообще-то, у ее родителей тоже была машина. Отец уже давно не садился за руль, а вот она бы могла… Ведь, окончила же водительские курсы! Впрочем, раньше ей машина казалась абсолютно не нужной. Алла считала глупостью тратить деньги на ремонт авто и бензин, если она и так прекрасно себя чувствует в городском транспорте. Да, и куда ей ездить? Магазин, где она работает, находится в двух остановках от дома, а храм и того ближе. Так что Рощевы загружались всей компанией в отцовский фордик лишь тогда, когда ехали за город – обрабатывать свои законные шесть соток.

— Слушай, если хочешь, я тебя могу хоть каждую неделю возить, — предложила Алла, но тут же осеклась.

Сашкина машина ведь не подлежала ремонту! Что если они с Юлькой попросят у отца его автомобиль? Но от этой мысли она тут же отмахнулась – неужели они не договорятся? Ей транспорт только раз в неделю нужен!

— Я бы очень этого хотел! – обрадовался Николай, — меня ребята уже давно просят стать куратором их группы и взять на себя все организационные вопросы, но сама понимаешь… Приезжать на другой конец города в моем положении не всегда получается.

— Вот и замечательно, — кивнула Алла, — Может быть, когда ты возьмешься за дело, у нас получится сплотить молодежь.

Только Василиса Михайловна осторожно заметила:

— Аллочка, ты уверена, что все получится? Это так обременительно – приезжать за Коленькой каждую неделю… Да и траты такие, я не уверена, что мы сможем себе это позволить.

— Что вы! – воскликнула Алла, — разумеется, вам ни за что не нужно платить! Мне просто хочется поучаствовать в жизни нашего прихода!

— Не знаю, — пробормотала задумчиво регентша.

И тут Николай развернул свое инвалидное кресло и выехал из-за стола. Ни слова не говоря, он покинул кухню, но Алла успела увидеть, как играют желваки на его скулах.

— Ну вот, — вздохнула хозяйка, — теперь несколько дней не будет разговаривать со мной. А я как лучше хочу! Он же наивный такой. Всему верит, на что-то еще надеется… Моя задача – оградить его от пустых мечтаний.

— Что вы такое говорите? – Алла была в ужасе от слов знакомой, — Почему же он не может ни на что надеяться?!

— Потому, — отчеканила Василиса Михайловна, — что он никогда не встанет с инвалидного кресла. И еще потому, что он никому кроме меня не нужен. Знаешь, Аллочка, сколько раз ему что-то обещали и не выполняли? Родственники, друзья, прихожане… Все они загораются желанием как-то поучаствовать в его судьбе. Но, надолго никого не хватало. Ты знаешь, у него даже приятелей не осталось, которые звонили бы ему хотя бы раз в месяц!

— Но я действительно хочу регулярно возить его на собрания молодежи, — неуверенно сказала Алла.

— Не надо, — погладила ее по руке Василиса Михайловна, — лучше не надо.

Она уже готова была отступить. Даже внутренне вздохнула с облегчением, как вдруг…

— Так ты приедешь за мной?

Николай вернулся. Теперь он смотрел на нее строго. В его голосе не звучало и капли просительных ноток. Он просто хотел знать ответ на свой вопрос.

— Приеду, — выдохнула Алла, — послезавтра утром. Как раз по средам собирается «молодежка», а у меня будет выходной

И, не глядя на Василису Михайловну, она бросилась в коридор. Схватила сумочку и коротко попрощавшись, открыла входную дверь. Ну, вот и все! Ничего сложного…

Сложностей, действительно, никаких не возникло. Наоборот – обстоятельства складывались как нельзя лучше. Родители только радовались  дружбе Аллы с Николаем. Юлька, кажется, тоже одобряла поведение сестры. И только пожилая регентша мрачнела каждый раз, увидев свою старую знакомую… Но, Алле было все равно. Она уверенно двигалась к тому, что задумала. Николай теперь выглядел бодрым и полным сил. И, Алла не желала, чтобы эта робкая, ставшая ей родной, улыбка на его лице когда-нибудь погасла.

Через год он сделал ей предложение. В письме. Она сразу же ответила согласием. Теперь перед ней остро стоял жилищный вопрос. Алла не хотела жить в квартире свекрови – ей иногда казалось, что Василиса Михайловна видит ее насквозь. Видит, что она… просто исполняет свой обет перед Богом.

— Ты согласен переехать ко мне? – умоляюще спросила она жениха.

Николай был согласен на все. Рядом с Аллой он впервые за долгие годы почувствовал себя живым. Даже его вера стала другой. Теперь он мог молиться ночи напролет, прославляя Господа и Его неизреченное милосердие.

Василиса Михайловна сначала было возмутилась:

— Алла, деточка! Но ты себе даже не представляешь, сколько хлопот у тебя впереди! Живите здесь, я стану во всем тебе помогать. Все-таки я уже имею опыт…

— Спасибо, я справлюсь, — чуть холоднее, чем стоило, ответила новоиспеченная невестка.

Впрочем, она действительно справлялась. Первые несколько месяцев. А, потом как-то устала, что ли… Какое-то странное ощущение безысходности ее охватило. Господи, неужели это на всю жизнь?! Неужели она так и будет ухаживать за мужем, не покладая рук, а взамен ничего не получит? Да. Оказывается, она была корыстным человеком. Она хотела получить награду за свои старания. Хотела получить…любовь в собственном сердце. А та все никак не рождалась. Помня о том, что рассказывала сестра, Алла в одно прекрасное утро отправилась к ней в гости.

— Ты сегодня одна?- удивилась Юлька.

— Да. Мне нужно с тобой серьезно поговорить.

Они удобно устроились в мягких креслах и она, наконец, позволила себе разреветься. Юльку, казалось, это совсем не смутило.

— Я не знаю, сколько еще выдержу, — всхлипнула Алла, — Ты говорила, что любовь потом обязательно возникнет! А ее все нет! Понимаешь, я жду, жду… И без толку!

— Не реви, — вздохнула Юлька, — Москва не сразу строилась…

— Хорошо тебе говорить! Тебя Бог благословил этим даром! А мне почему не дает его?! Вот скажи мне, что я не так делаю? Я всю себя Коле отдаю! Где моя награда? Я же не прошу денег или власти, я хочу лишь, чтобы мое сердце радовалось!

— Я, я, я… Сколько же в тебе гордыни, сестренка, — покачала головой Юлька, — как ты вообще можешь кого-то полюбить в таком состоянии? Забудь раз и навсегда про какие-то награды. Придумала тоже… Радуйся, что можешь чью-то жизнь сделать лучше. Отрекись от себя и тогда, может быть, в твоей душе прорастет этот цветок любви.

Алла молчала. Она была абсолютно раздавлена. По другому ей представлялось христианское подвижничество… Вот взял, например, человек на себя какую-то ношу. И Бог, видя такой поступок, должен его духовно одарить! Выходит, она ошиблась. И эта ошибка теперь казалась ей роковой.

— Ладно, я пойду. Коля, наверное, уже скучает один.

Она решила больше никому не рассказывать, что у нее твориться на сердце. Только во время молитвы она робко шептала:

— Господь, Ты все видишь. Ты все знаешь. Если можно, как-нибудь… исправь мою ошибку.

Алла не дерзала произнести вслух, каким именно способом она хочет, чтобы Бог исправил эту самую «ошибку». Слово «развод» казалось ей таким манящим, но она знала, что это просто убьет Николая, который ее по-настоящему любил. И вот однажды, как раз после такой молитвы, в ее квартире раздался телефонный звонок:

— Здравствуй, моя хорошая. Как ваши дела? – дрожащим голосом спросила Василиса Михайловна.

— Спасибо, у нас все хорошо.

— Коля меня слышит? – понизив голос, спросила свекровь.

— Нет,- растерялась Алла.

Она не привыкла о чем-то секретничать со свекровью.

— Деточка, я тебя прошу, выслушай меня! – возбужденно стала говорить Василиса Михайловна, — Моя сестра, которая жила последние пятнадцать лет в Польше, овдовела. Теперь она хочет вернуться на родину, продав там свою недвижимость. Раечка предложила и мне продать квартиру – мы, ведь, можем вместе купить просторный дом в пригороде! Ты только подумай: разобьем грядки, посадим цветы…

— Здорово, — вяло отозвалась Алла, — а почему вы не хотите, чтобы Коля сейчас все узнал? Я уверена, он будет только рад, если вы переедете за город.

— Детка, — вкрадчиво произнесла свекровь, — я хочу, чтобы он жил с нами.

Пока Алла, хмурясь, пыталась понять смысл этой простой фразы, Василиса Михайловна продолжила:

— Я же не слепая, я все вижу. Не знаю, зачем ты согласилась выйти замуж за моего сына, но я уверенна, что ты не любишь его. Подумай над моими словами, родная. Я ни в чем тебя не виню и не осуждаю! Я хочу лишь защитить Коленьку… Если ты согласна, мы могли бы привезти его в новый дом, аргументируя это тем, что ему необходим свежий воздух. Ну, а ты ведь работаешь, поэтому и не можешь остаться с ним!

— А потом что? – затаив дыхание спросила Алла.

— Это уже моя забота! Поверь, я смогу аккуратно примирить его с мыслью, что… Что ты уже не приедешь.

— Я не знаю.

Алла старалась, чтобы голос звучал ровно, но сама она ликовала. Вот оно — решение всех проблем!

— А тут и нечего знать, — настаивала Василиса Михайловна, — вам даже разводиться не надо. На тебе никакого греха не будет! Просто вы с мужем будете жить отдельно… Что тут особенного? Он инвалид, ему нужны определенные условия…

Алла сдалась без боя. Она и представить себе не могла, что уже через два месяца Николая увезут. Вот так быстро решаются вопросы, если есть на то воля Божия! А в том, что ее «ошибку» исправил Господь, она даже не сомневалась. Разве могло быть иначе? Правда, сердце сжалось, когда Николай произнес: «Приезжай скорее, я долго без тебя не проживу даже в самом роскошном доме». Но это ничего. Это все само собой как-нибудь разрешится. В конце концов, свекровь – женщина мудрая и опытная. Если она пообещала, что все устроит, значит, так оно и будет.

— Я через недели две приеду, — пообещала она супругу, — Ну, или чуть позже. Ты ведь, понимаешь – работа…

Первые дни она радовалась, и ничто не могло этой радости омрачить. Потом Алла заметила, что чувствует странную боль при виде вещей Николая. Утром четвертого дня она судорожно затолкала все его книги, блокноты и прочие мелочи в шкаф. Туда же отправилась даже кружка, из которой он всегда пил чай. Не помогло. Боль в груди нарастала с пугающей силой. Нет, это было не чувство стыда. Это было нечто другое… Вечером пятого дня Николай позвонил, и она впервые за всю их совместную жизнь с такой жадностью слушала его голос, что казалось, если он сейчас положит трубку, она просто не сможет дышать! Алла абсолютно не понимала, что с ней происходит. Хотелось немедленно бежать туда, где он был и… Она не знала, что было бы дальше. Разве теперь она имела какое-то право быть рядом с этим чистым, светлым человеком?! Нет! Она –Иуда! Она – предательница! Не в силах бороться с захлестнувшими ее чувствами, Алла была уже готова совершить тот единственный грех, в котором невозможно раскаяться. Но, какая-то невидимая сила подтолкнула ее, и она все-таки пошла в храм. Батюшка выслушал весь ее рассказ и спокойно произнес:

— Ну, вот она и пришла — твоя долгожданная любовь…

— Я не хотела, чтобы так. Я хотела, чтобы все было по-другому.

Священник ласково улыбнулся:

— Отсюда все наши проблемы! Мы диктуем Богу, как и когда исполнять наши желания и капризы!

— Я больше не хочу жить, — тихо пробормотала Алла.

— Все еще можно изменить. Покайся… Может быть, Господь поможет исправить твою настоящую ошибку.

Электричка везла ее в неизвестность – туда, где теперь должна была решиться ее судьба.

— Аллочка? – свекровь удивленно подняла брови.

Казалось, на ее лице промелькнула радость. Но, Алла даже не поздоровалась. На это не было никаких сил. Ей нужно было поскорее узнать ответ на самый важный в жизни вопрос – простит или нет?

— Не молчи! Не молчи, прошу тебя! — замирая от ужаса, она вглядывалась в родные черты лица супруга.

Она все рассказала. И про обет, и про их со свекровью затею и про то… что любит его. Николай не шелохнулся за то время, пока она говорила. Ни один мускул на его лице не дрогнул. Наконец, он спросил:

— Чего ты теперь хочешь?

— Я хочу быть с тобой. Я хочу, чтобы мы стали одним целым в Боге!

Время остановилось. Все вокруг перестало существовать… И тут он улыбнулся.

Алла была абсолютно уверена, что именно в этот момент мир стал другим. Она вдруг отчетливо увидела, что в нем живет Любовь.

Наталья Климова

Возможно, Вам будет интересно:

Читать православные притчи 

Читать православные рассказы 

Читать православные сказки для детей 

Перепечатка материала возможна только с указанием автора работы и активной ссылки на сайт http://elefteria.ru/

Мы также подготовили для вас:
Урок любви Старенькую иномарку подбросила на очередном ухабе, но Игорь только улыбнулся, пробормотав в очередной раз: - Вот же искушение… Потом он повернул...
Хороший человек Елена так сильно сжала кулаки, что перестала чувствовать пальцы. Она понимала - еще одно слово, и с работой можно будет попрощаться. - Елена Эдуард...
Хлеб жизни Арина, закутавшись в яркий плед, неторопливо шла к беседке.Хорошо все-таки на даче! Особенно в те весенние дни, когда горожане, сердясь на моросящий д...
Богу слава! Она очень любила, когда ее звали Верочкой. Ну, или Верой Павловной, на худой конец. А, вот фамилию свою она презирала. Богуславская. Вроде бы, звучит ...
Розы для моего врага Оля была абсолютно уверена, что святые живут среди нас. Просто мы не всегда замечаем их молчаливого подвига. Взять, к примеру, ее маму. Елена Николаев...
Однажды счастье постучится в дверь! Так хочется, чтобы каждый человек, приходящий в церковь, попадал в любящую общину! И это,разумеется, невозможно без «соответствующего духовного состоя...
Непостижимая любовь Творца Однажды она перестала быть счастливой. Оказывается, так тоже бывает: еще вчера ты звонко смеялась и радовалась жизни, а сегодня в твою душу вонзили ос...
Лучший Друг Варвара вспоминала, как безутешно плакала. Так, наверное, рыдал бы любой ребенок, потерявший друга. Родители тогда не знали, как утешать любимое дитя....

Увы, комментариев пока нет. Станьте первым!

Есть, что сказать? - Поделитесь своим опытом

Данные не разглашаются. Вы можете оставить анонимный комментарий, не указывая имени и адреса эл. почты