Меню

0

Сила Твоя, Господи, в немощи совершается…

Двадцать восемь лет тому назад все было иначе.Люди были другими, и даже страна носила совсем иное название. Виктория покоряла этот город, который не посмел сопротивляться ее напору.У них была взаимная симпатия… А, началось все с того, что в деревенскую школьную столовую, где она работала поваром, пришел местный хулиган Толик со своим товарищем Игорем. Игорь был из «городских» – приехал на лето погостить к своим старикам. Любовь у них с Викторией случилась сразу. Да такая, что уже через два месяца играли шумную свадьбу. Ехать молодая жена в столицу не боялась.Волновалась, конечно, каково будет жить со свекровью, но и эти тревоги не могли омрачить ее прекрасного настроения.

Только лишь она ступила на порог двухкомнатной квартиры, как сразу всем стало понятно:здесь ей быть полноправной хозяйкой. Переставив мебель, купив новые шторы, скатерти и полотенца, Виктория почувствовала себя увереннее. Старенькая свекровь, у которой Игорь был четвертым и самым младшим сыном, была только рада свежему ветру перемен. Тем более, Викуша, как ее называла Анна Трофимовна, каждую свободную минутку проводила вместе с ней: читала старушке любимые стихи, рассказывала свежие новости, да и просто проявляла заботу и внимание. Игорь тоже не мог нарадоваться молодой жене, успевающей везде и всюду. И супы она наварит, и котлет накрутит, и квартиру приберет… И, все это помимо работы! А, работать Виктория устроилась в ЖЭС дворником. Не смотря на то, что можно было найти место лучше, женщина строго заявила родственникам:

— Это я пока дворник. Скоро приноровлюсь и еще куда-нибудь устроюсь, ведь, вечер у меня свободный!

Как Игорь и Анна Трофимовна не сопротивлялись, Виктория была непреклонна. Свекровь даже заплакала однажды, когда невестка принялась строить планы на ближайшее будущее:

— Викуша, ну зачем нам столько денег?! У нас же всего хватает! Не впроголодь живем, как было в моей молодости,и слава Богу! Игорек инженер, и заработная плата у него хорошая. Я тоже пенсию получаю. Зачем тебе гробить себя, дочка?

— Ах, мама, — отмахнулась Виктория, — я ребенка хочу, а чтобы его вырастить и воспитать, нужны большие деньги. Не надорвусь я, не переживайте. Я вообще семижильная! Вот пару лет поработаем ударно, деньги на книжку отложим и подумаем о потомстве.

— А, если Бог раньше деток пошлет? Тогда хоть успокоишься и дома осядешь? — с надеждой в голосе спросила старушка.

— Ну вы, мама, даете! Какой же Бог детей посылает?! Их самим надо делать, — расхохоталась молодая женщина.

Анна Трофимовна только грустно вздохнула, но спорить не стала. Молодежь … У них теперь другие представления о жизни. Другие ценности.

Виктория не шутила. Через полгода она на самом деле устроилась на вторую работу и стала по вечерам мыть полы в проектном институте, который располагался рядом с домом. Каждую свою зарплату она, как и запланировала, откладывала. Игорь с Анной Трофимовной все еще волновались о своей шустрой Викуше, но вскоре поняли: жить по-другому она просто не умеет. Молодая женщина строила планы, и шаг за шагом воплощала их в жизнь. Все у нее спорилось, все ладилось. Годы шли, женщина все чаще засматривалась на молодых мамочек, гулявших со своими детьми в сквере…

Двадцать три года тому назад у нее родился Илья. Ее свет в окошке, ее кровиночка… Девяностые годы были страшными и лихими. Игорь настоял на том, чтобы жена сидела в декретном отпуске положенное время, но и его Виктория не тратила понапрасну. Как-то у нее получалось знакомиться с нужными людьми и обрастать связями. Через полтора года, когда Ильюшку отдали в сад, она к работе дворника и уборщицы возвращаться не стала. Ее взяли на кожгалантерейную фабрику: зарплата хорошая, работа в дружном коллективе.  Правда долго она высидеть на одном месте не смогла и через шесть месяцев  нашла вторую работу – кастеляншей в общежитие, что располагалось на соседней улице.

— Вот теперь точно надорвешься, — мрачно констатировал Игорь.

— Ни за что! – гордо вскидывала голову Виктория, — зато мой ребенок ни в чем не будет нуждаться.

— Вообще-то не твой, а наш, — почти шепотом произносил супруг, но его уже никто не слушал – Виктория торопилась прожить эту жизнь быстро, ярко и красиво…

Свекровь умерла десять лет тому назад. Перед смертью Анна Трофимовна подозвала любимую Викушу и слабым голосом попросила:

— Дочка, позови для меня священника. Всю жизнь я прожила, мало думая о Господе. Я и вас с Игорем не научила страху Божиему. А, про внука и говорить нечего… Много грехов на мне, дочка! Не хочу с ними в Вечность уходить. Позови мне батюшку, хочу покаяться…

Виктория, привыкшая все делать по-своему, решила и на этот раз обойтись без ненужной суеты:

— Мама, ну что вы! Вам еще жить, да жить! А, попа я в дом не пущу – это примета плохая!

Анна Трофимовна ничего не ответила. А, через час в ее комнате раздался грохот. Испуганная невестка прибежала на шум и увидела, что свекровь попыталась встать самостоятельно с постели, одеться и выйти… Ноги не удержали старушку, и она упала на пол.

— Мама, вы с ума сошли! Вам же нельзя вставать!

— Мне в храм нужно, — до боли закусила губу свекровь.

— Так что же вы не сказали, — вскрикнула Виктория и тут же осеклась… Ее, ведь, как раз таки просили привести священника.

— Викуша, для меня это очень важно, — сквозь слезы бормотала женщина.

— Хорошо, вы только не вставайте больше! Приведу я вам попа.

Виктория никогда не откладывала дела в долгий ящик. Уже на следующее утро она отправилась в храм. Бойко подошла к свечному киоску и потребовала батюшку. Когда ей навстречу вышел отец Геннадий, Виктория не растерялась:

— Много времени я у вас не займу. У меня тяжело болеет свекровь. Попросила священника. Вы сможете сейчас прийти к нам?

Видя сомнения на его лице, женщина быстро добавила:

— Я хорошо заплачу!

— Ну, раз так, — пробормотал батюшка, — это, конечно, все меняет!

Виктория удовлетворенно кивнула:

— Только пойдемте скорее, у меня времени мало!

— Скорее не получится, — отозвался отец Геннадий, — вы на службе пока постойте, а потом вместе и отправимся к болящей.

Виктория испугалась:

— Нет, нет! Я же не верующая! Зачем мне здесь стоять?

— Мы в любом случае сможем уйти только после литургии, — отрезал священник.

Пришлось остаться в храме. Виктория крутила головой по сторонам и рассматривала прихожан. Все как из инкубатора – юбки в пол, да платки на головах. Ужас. Пережиток прошлого. А, потом с ней что-то случилось. Какая-то легкость разлилась по всему телу. Захотелось вслушаться в слова молитв и вместе со всеми креститься. Виктория подсмотрела, как накладывает на себя крестное знамение ее соседка и попробовала сделать также. Удивительное спокойствие  появилось где-то в области сердца…

— Теперь поедем, — подошел к ней отец Геннадий.

Виктория даже и не заметила, как пролетела служба…

После того, как Анна Трофимовна исповедалась и приняла Причастие, священник вышел к остальным членам семьи:

— Больше никто не желает покаяться в своих грехах?

Виктория хмыкнула, Илья откровенно захихикал, а Игорь неожиданно поднялся со стула:

— Я хочу.

На следующий день Анна Трофимовна уже не проснулась.

— Я же говорила, что поп – к беде, — сказала Виктория и посмотрела на мужа с обидой, — а ты еще о чем-то секретничал с ним… Не нравится он мне. Даже денег не взял – теперь такое чувство, что я ему что-то должна…

Читайте продолжение на следующей странице

1 2 3

Мы также подготовили для вас:
Подвиг любви Иго Мое благо, и бремя Мое легко (Мф. 11: 30) Лето в этом году стояло жаркое. Алла полностью открыла окно в стареньких жигулях, но это не принесло ...
В лучах восходящего солнца Лиза брела по шумным улицам Москвы и думала, как сообщить родителям радостную новость. Конечно, и папа и мама будут счастливы, что дочка собралась зам...
Мама для всех Шум магазина врывался в сознание Елены и отвлекал от мыслей. Впрочем, она была этому рада. Уже почти пять лет женщина не позволяла себе расслабиться н...
Танюша, Татьяна… и снова Танюша! Семья Ермолаевых отличалась благочестивой жизнью даже в советские времена. Когда по Союзу пронеслась волна арестов и репрессий, то деревня Вяземка ока...
Любовь да молитва чудеса творят Время для Ольги перестало существовать. Сто восемьдесят дней она провела в аду. Но самое страшное должно было начаться через три дня. Ее выпустят… Жен...
Урок любви Старенькую иномарку подбросила на очередном ухабе, но Игорь только улыбнулся, пробормотав в очередной раз: - Вот же искушение… Потом он повернул...
Хороший человек Елена так сильно сжала кулаки, что перестала чувствовать пальцы. Она понимала - еще одно слово, и с работой можно будет попрощаться. - Елена Эдуард...
Хлеб жизни Арина, закутавшись в яркий плед, неторопливо шла к беседке.Хорошо все-таки на даче! Особенно в те весенние дни, когда горожане, сердясь на моросящий д...

Увы, комментариев пока нет. Станьте первым!

Есть, что сказать? - Поделитесь своим опытом

Данные не разглашаются. Вы можете оставить анонимный комментарий, не указывая имени и адреса эл. почты